Игорь Подгорный - дневник бывшего москвича (igorpodgorny) wrote,
Игорь Подгорный - дневник бывшего москвича
igorpodgorny

И вечный бор, покой нам только снится. СПЧ прошёл лесом

8 февраля Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) начал трехдневное выездное заседание в Карелии. Наталья Евдокимова, Илья Шаблинский, Гарри Чмыхов — члены Совета — приехали в Сунский бор, который хотят вырубить под песчаный карьер. Приехали не одни, конечно, а в сопровождении «ряда ответственных лиц»: первого замминистра по природопользованию и экологии Республики Карелия Алексея Павлова, советника губернатора Бориса Подопригоры, начальника управления Лесного хозяйства Сергея Шарлаева, учёных и представителей природоохранных организаций. Цель поездки — помочь «разрулить» конфликт между местными жителями, чиновниками и компанией «Сатурн Нордстрой», которая хочет срубить лес и выкопать карьер.


Члены СПЧ в Сунском бору


В прямом эфире Общественного телевидения России разрулить «вопросы, которые нужно юридически решить» обещал Глава Республики Карелия — Александр Худилайнен. Но, то ли рулил недостаточно активно, то ли — не в ту сторону, но воз и ныне там. Пенсионеры дежурят в лесу (одному из них, 80-летнему Василию Дийкову недавно стало плохо во время дежурства и его пришлось эвакуировать в деревню).

К приезду СПЧ в Карелии была организована информационная "артподготовка". Министр по природопользованию и экологии Карелии Виктор Чикалюк объявил действия активистов «экологическим терроризмом». Местные СМИ, которые ещё в октябре писали, что « Карелия большая, лесов и песка вдоволь....Так, может, уже стоит оставить Сунский бор в покое? » вдруг решили «докопаться до сути», опубликовав заметку несуществующего журналиста. Ну а сам губернатор считает теперь, что «кто-то же стимулирует, кто-то там их (защитников Сунского бора, прим. ред.) у говаривает находиться на этих местах ». Отвечая на вопрос о проблеме Сунского бора на недавней встрече с депутатами законодательного собрания Карелии, Александр Петрович сказал «началось все с шантажа. Когда одна из дачниц пришла и сказала: либо вы там решаете некие стимулирующие вещи, либо мы … Вот и все, и устроили ». Разработчик карьера, который недавно отсудил у стариков 20 тысяч рублей судебных издержек, уверен, что люди не могут защищать лес бескорыстно и без подсказки. Он уверен, что за ними стоят «некие третьи силы». Обеспокоены и правоохранительные органы: в отделе внутренних дел по Кондопожскому району даже опасаются несанкционированных акций со стороны защитников леса. Накануне приезда СПЧ активистку Татьяну Ромахину предупреждал по телефону о недопустимости таких действий сотрудник отдела, представившийся капитаном полиции Виктором Коршаковым.

Ситуация вокруг Сунского бора вошла в «клинч». И приезд СПЧ пришёлся как нельзя кстати. Есть надежда, что свежий взгляд экспертов поможет найти выход из ситуации, о котором так долго говорят все стороны конфликта.

38264e38791c041e7a267b3a8f0928cf.jpg

Наверное, никогда ещё деревня Суна не видела столь внушительной делегации. Для обеспечения безопасности гостей приехали даже спасатели. Они прорубили лунку во льду реки Суна, чтобы проверить безопасность переправы.




Переход через реку Суна


Делегация СПЧ в Сунском бору

Благополучно миновав реку, делегация углубилась в лес и направилась в «логово сунских партизан» — палаточный лагерь, в котором вот уже 8 месяцев (даже зимой) дежурят, сменяя друг друга, защитники Сунского бора.






В лагере гостей с нетерпением ждали защитники леса — "экологические террористы" по мнению министра Чикалюка



Первая остановка — у края вырубки. В этом месте 8 октября 2016 года защитники леса последний раз остановили технику. Здесь же — что-то вроде стихийной пресс-конференции. Итогом которой стало эмоциональное выступление Натальи Евдокимовой.


Член СПЧ, Наталья Евдокимова

«Есть мнение одних экспертов по краснокнижным видам (на месте планируемого карьера растут краснокнижные лишайник Лобария лёгочная и мох Неккера перистая, прим. ред.), есть мнение других. Но суть проблемы не в этом. Мне непонятно, какого рожна, почему полезли именно сюда? Неужели в Карелии больше нигде нет песка ?», — сказала она.

По мнению Ильи Шаблинского решение о строительстве карьера в Сунском бору «не выглядит самым рациональным».


Сергей Шарлаев (справа), начальника управления Лесного хозяйства Республики Карелия

Ответом на это стал монолог начальника управления Лесного хозяйства Сергея Шарлаева: лицензия приобретена недропользователем на аукционе, есть технический проект на разработку карьера, где предусмотрена рекультивация. Не знаю, откуда взялись опасения, что после разработки здесь останется свалка. Сегодня по республике разрабатывается огромное количество песчано-гравийных карьеров, после которых восстанавливается лес.

Откуда взялись опасения активистов и экспертов — понятно. В Карелии действительно много карьеров: и песчано-гравийных, и тех, где добывается камень. И многие из них вызывают недовольство местных жителей. Мало кому понравится, когда в нескольких сотнях метров от домов работает тяжёлая техника и проводятся взрывные работы. Один из примеров — карьеры в Приладожье, разрабатывает которые тот же Игорь Федотов, что планирует карьер в Сунском бору. Он является учредителем компании «Инерт», ведущей разработку в Приладожье и компании «Сатурн-Нордстрой», которая пришла в Сунский бор. Это легко проверить, заглянув в выписки из ЕГРЮЛ (Единого государственного реестра юридических лиц).

Карьеры в Приладожье, превратившие леса в песчаную пустыню (например, у посёлка Куликово в Лахденпохском районе Карелии) совсем не радуют местных жителей. А ведь там всё тоже начиналось с небольшой разработки.

— Да, в Куликово МПР (Министерство по природопользованию и экологии - Ред.) действительно, выделило небольшую территорию под разработку месторождения «Куликово – ПГС» компании «Инерт». А через год вокруг этой территории МПР Карелии выделяет им же уже огромную территорию под добычу песка , — говорит представитель Общественного лесного совета поселка Тиурула Лахденпохского района Александр Талья.


Результат деятельности ООО «Инерт» в Приладожье. Фото предоставлено местными жителями


Карьеры около посёлка Куликово (Карелия, Лахденпохский район), скриншот из Google Earth

Так что, опасения местных жителей, что и в Сунском бору карьер может стать только началом освоения территории — небезосновательны.

Так в чём же «великая сермяжная правда» недропользователя и чиновников, которые выдали разрешение на добычу рядового полезного ископаемого именно здесь, в лесу, где нет дорог, но есть археологические памятники (стоянки древнего человека, прим. ред.) и краснокнижные виды? Может быть, песок здесь особенный?


Кандидат биологических наук Василий Нешатаев (на фото выше), которые проводил экспертизу краснокнижный и дал добро на их уничтожение спасательную операцию, считает, что так оно и есть.

— Вы скажете, в Карелии много песка? Это неправда. Песок песку рознь. Песок он ведь разный бывает. Песок, который здесь — это именно месторождение. И таких в Карелии не так уж и много. Это особо ценный песок определённой зернистости. Это досужие домыслы, что песка в Карелии сколько угодно , — рассказал он корреспонденту «Активатики».

Найти хорошее песчаное место в Карелии — не проблема, — считает эксминистр промышленности и природных ресурсов Карелии Лев Шустов, но биологу Нешатаеву, видимо, виднее.

Василий Юрьевич уверен, что проблема вокруг Сунского бора — скорее политическая, нежели экологическая. По его словам активситка Татьяна Ромахина говорила, что лобария — это только повод, а истинная цель защитников леса — дискредитация власти Республики Карелия.

Известен господин Нешатаев и заявлением, что нужно "вызвать в Сунский бор ОМОН и разогнать там всех пенсионеров ".

"Альтернатива этому карьеру — возить песок за сотни километров. Согласно Конституции, леса — народная собственность, одним из приоритетных направлений использования лесов законодательство ставит добычу полезных ископаемых. Почему же губернатор должен идти на поводу у жителей деревни, которые там собирают по 10 кг черники? Тем более, что краснокнижных видов там уже нет. Почему мы должны ставить интересы жителей Суны выше государственных? ", — возмущался он во время круглого стола в Минприроды в октябре 2016 года.

И продолжает возмущаться сейчас. « Группа под руководством Татьяны Петровны (Ромахиной, прим. ред.) ставят свои личные интересы по сбору черники выше интересов общества, которое заинтересовано в этом песке. А песок — это что? Это дороги, бетонные сооружения, которые идут на строительство домов для граждан », — сказал он на встрече в Сунском бору.

Заявил господин Нешатаев и вовсе что-то странное: « в лесном плане Карелии этот участок включён в эксплуатационные леса и, как спелый древостой, подлежит своевременной рубке ». А это невозможно в защитных лесах. Сунский бор относится именно к этой категории. Что и подтвердил присутствующий на встрече начальник управления Лесного хозяйства Сергей Шарлаев.


Активистка Татьяна Ромахина (слева) и члены СПЧ — Наталья Евдокимова и Гарри Чмыхов в лагере "сунских партизан"


В этом лагере люди дежурят круглосуточно вот уже 8 месяцев




Дискуссии экспертов и защитников Сунского бора в лагере "сунских партизан"


Эксперт СПЧ Михаил Крейндлин







Из Сунского бора участники поездки и защитники леса переместились в здание администрации посёлка Янишполе, где и продолжили обсуждение проблемы. Пока все собирались, староста местного церковного прихода спросила «можно я пропою молитву». И, не дожидаясь ответа, спела «Царю небесный». «Господи, благослови сие мероприятие», — сказала она после чего встреча и началась.


Члены СПЧ Наталья Евдокимова и Илья Шаблинский

Наталья Евдокимова попросила всех вести себя корректно, несмотря на разногласия и предупредила, что « сегодня мы с вами решение не примем, так как нам нужно изучить документы, которых у нас пока нет ».



Первой выступила активистка Татьяна Ромахина (на фото выше). Она рассказала историю конфликта, заявила, что разработка карьера нарушает конституционные права граждан на благоприятную окружающую среду, местное самоуправление и доступ к культурным ценностям и зачитала обращение к членам СПЧ: мы обращаемся к Вам с надеждой, что Вы поможете нам защитить наши права, ведь песчано-гравийная смесь для Карелии не является редким ресурсом, добывать её можно практически повсеместно.



Более 100 человек поставили свои подписи против строительства карьера, но местная администрация это обращение проигнорировала и указала в акте выбора земельного участка, что претензий у местных жителей нет. Сунский бор — является основным источником пропитания для жителей деревни Суна, — рассказала Ромахина.



Следующей выступила Татьяна Иванихина (на фото ниже). Она рассказала о том, что публичные слушания по карьеру были организованы только в 2015 году (несмотря на то, что проблема известна с 2012, прим. ред.).



"Жители проголосовали против размещения карьера, но компромисс до сих пор не найден", — подтвердила она.

Глава администрации Кондопожского района Николай Лагута был краток: я неоднократно высказывал своё мнение, карьер должен работать, я при своём мнении остаюсь и его не меняю. Считаю, что любой прогресс в любом случае приносит ущемление людям. Никуда от этого не денешься. Считаю, что судебное решение в пользу стройки справедливо (в апреле 2016 года городской суд Петрозаводска частично удовлетворил требования защитников Сунского бора, однако в начале июня 2016 года Верховный суд Карелии отменил решение Петрозаводского городского суда, прим. ред.).



Первый замминистра по природопользованию и экологии Республики Карелия Алексей Павлов (господин в очках, с ручкой в руке на фото выше) рассказал, что никто не ущемляет местных жителей в конституционном праве на благоприятную окружающую среду. Но, кроме защиты экологии, Конституция предусматривает право на развитие экономики, — сказал он. Представитель Минприроды заверил, что никаких нарушений со стороны недропользователя на данный момент нет. Алексей Николаевич предложил местным жителям принять активное участие в общественном контроле процесса лесовосстановления на этапе рекультивации карьера.



Жители Суны и Янишполя на встрече с членами СПЧ



Очень много вопросов вызвало выступление представителя компании-недропользователя "Сатурн-Нордстрой" Константина Симонова (генеральный директор компании Игорь Федотов по каким-то причинам на встрече с членами СПЧ отсутствовал, прим. ред.).

Он подтвердил, что карьер будет действовать около 2 лет (запасы чуть больше 300 тысяч кубометров) и рассказал, что песок из карьера в Сунском бору планируется использовать для строительства участка федеральной трассы "Кола" — объездной дороги вокруг села Андреевское. Правда, он не смог сказать, когда эта дорога будет построена. И сколько километров дороги можно построить с помощью 300 тысяч кубометров песка (присутствующий на встрече эксминистр промышленности и природных ресурсов Карелии Лев Шустов сказал, что около 15 км, - прим. ред.).

Для строительства этой дороги потребуется соорудить и новый мост, — сказал глава администрации Кондопожского района Николай Лагута. Правда, он не смог сказать, есть ли на это федеральные деньги (трасса "Кола" — федеральная трасса).

Никто не смог сказать, предусмотрена ли эта дорога в схеме территориального планирования Республики Карелия.

Вот такой парадокс — недропользователь говорит, что карьер планируется под конкретный объект, но ни один из присутсвующих экспертов, включая представителей республиканской власти и местной администрации, не смог внятно объяснить, когда этот объект будет построен.



"В ближайшие 20 лет этой дороги никто не увидит", — уверена Татьяна Ромахина.

Алексей Ярошенко, эксперт СПЧ отметил то, что "лес не вернётся быстро при наличии нормального ухода". Для этого потребуется не меньше 30 лет. Эксперт уверен, что если карьер в Сунском бору всё-таки будет построен, это "не будет конец истории". Конфликт вокруг Сунского бора вышел далеко за пределы Республики и, если к мнению местных жителей не прислушаются, это будет означат, что "ради 300 тысяч кубометров песка власти готовы сломать жизни большой группы местных граждан".

"Основные ошибки были допущены органами государственной власти Республики Карелия, министерством природных ресурсов. Видимо, привыкли, что люди безгласны, бесправны и можно принимать любые решения, не вникая в их нужды и заботы. Здесь так не получилось. Единственным разумным решением будет отказ от разработки этого карьера и попытка найти ему альтернативную замену, приемлемую для недропользователя", — сказал Ярошенко, чем вызвал аплодисменты присутствующих.

Мнение Ярошенко поддержал эксперт СПЧ Михаил Крейндлин. "Участок леса, о котором мы говорим, обеспечивает право жителей деревни Суна на благоприятную окружающую среду. Ничто не убедит меня в обратном. Поэтому с чисто юридической точки зрения речь идёт о нарушении конституционного права граждан. Согласен, что в ситуации есть вина региональных властей. Эту ситуацию надо исправлять", — сказал он.

Виктор Петров руководитель Кольского центра охраны дикой природы напомнил собравшимся о том, что в Законе об охране окружающей среды сказано о принципе презумпции потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной и иной деятельности. Если стороны (в нашем случае: недропользователь и защитники леса) не могут придти к согласию (а они не могут, прим. ред.), положение закона начинает действовать по умолчанию.



Кандидат биологических наук Василий Нешатаев (на фото слева) рассказал, что практика переноса краснокнижных видов существует (причём, не только в России), что краснокнижная Лобария не пострадала. Дерево, на котором она обитает, "просто перенесли".

"Существует ли угроза ухудшения экологической обстановки в результате разработки карьера", — спросил присутствующих Василий Юрьевич. И сам же ответил (правда, не аргументируя) — "нету никакой угрозы". Всё законно — считает он.

50 тысяч самосвалов песка будет вывезено из карьера, но жителей посёлка Суна это никак не коснётся — сказал Нешатаев (поразительная осведомлённость для биолога, прим. ред.).



"Честно говоря, сопоставление двух фактов: уничтожение леса на такой большой территории и использование тяжёлой грузовой техники в течение значительного времени, двух лет минимум...Я не знаю худших условий для усугубления экологической ситуации", — отреагировал на это член СПЧ Илья Шаблинский (на фото выше).

Поговорили и о судебных разбирательствах.

"Суд установил, что министерство природопользования и местная администрация действовали в рамках своих полномочий, но значит ли это что стройка должна быть осуществлена, что суд дал команду, дал приказ? Нет такого приказа, нет предписания. Даже если решение исполнительной власти не нарушает никакой закон, но исполнение этих решений нарушает жизнь людей, наносит им им и окружающей среде тяжёлый ущерб, значит это решение исполнять не следует", — сказал Илья Шаблинский.



Ближе к концу встречи выступил Василий Михайлович Дийков, 80-летний защитник Сунского бора, которому недавно стало плохо во время дежурства в лесу.



Василий Михайлович сильно разволновался. "Мы бьёмся, но если бы не было подписей нашей администрации под разрешением на карьер, этого бы не было. Они хотят на костях построить карьер (в Сунском бору найдены останки погибших воинов времён Великой отечественной войны и военные артефакты, прим, ред.)", — сказал он.



Член СПЧ Гарри Чмыхов (на фото справа) высказал своё мнение о ситуации: карьер не стратегический, карьер маленький, это чисто бизнес-проект, никаких рабочих мест для местных там не будет, может 2-3 сторожа. Подумайте о людях. Проект не стоит споров, которые мы сейчас ведём. Его (проект) вполне можно было не начинать. А если и начинать, то прежде всего надо было решить вопросы с людьми.



Итоги встречи подвела Наталья Евдокимова: мы изучим решения судов; мы разберёмся с дорогой, которую хотят строить за счёт песка из предполагаемого карьера; мы должны понять, что предлагает недропользователь. Есть две чаши весов: с одной стороны — инвестиции, деньги в республиканский бюджет. С другой стороны — это инвестиции в человеческие жизни. Нужно посмотреть, нет ли возможности добывать песок в другом месте.
"Не надейтесь, что мы это сделаем за день, нам надо проделать достаточно приличную работу, чтобы предложить свои рекомендации. Я сейчас не ставлю ни точку, ни восклицательный, ни вопросительный знак. Я ставлю многоточие...Нам надо с этим поработать. И не надо друг друга, как бы это сказать..."кошмарить". Если мы будем только обижаться друг на друга и портить себе нервы, ничего хорошего не будет, надо решить эту проблему мирным путём", — заключила Наталья Леонидовна и предложила организовать встречу с Игорем Федотовым, гендиректором "Сатурн-Нордстроя".



"Активатика" продолжит следить за ситуацией в Карелии.

Все фото: Игорь Подгорный, специально для "Активатики"
Tags: Карелия, Сунский бор, активизм, лес
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments